Чего добиваются сторонники Дугина в Турции?

 
Просмотрено: 46 раз(а).
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Оценок пока нет)
Loading ... Loading ...

События в Сирии и дискуссии вокруг них, идущие внутри турецкого общества, снова сделали актуальным вопрос о той роли, которую пытаются навязать Турции Александр Дугин и его сторонники.

Казалось бы, какое отношение Дугин и его идеи имеют к происходящему? Прямое, так как проблема взаимоотношений Турции с режимом Башара Асада является краеугольной как для политики Анкары в Сирии, так и для тех, кто транслирует идеи Дугина в Турции.

Но перед тем, как обратиться к этой проблеме, надо вспомнить историю активности Александра Дугина и его сторонников на турецком направлении.

Если обратиться к турецким поисковым системам и медиа за информацией о Дугине сейчас, на непосвященного человека вывалится масса информации о Дугине и его турецких сторонниках как защитниках существующей турецкой власти от путча 2016 года. Названия множества заголовок и постеров с портретами Дугина будут гласить о том, что Дугин, Путин и их друзья в Турции заранее предупреждали президента Эрдогана о готовящемся путче и чуть ли не спасли его от них.

Все это создало Александу Дугину репутацию пламенного друга и защитника президента Эрдогана в России, который с тех пор стал частым гостем в Турции и был принят высшими представителями государственного и правящего партийного руководства.

Однако не будем забывать, что попытке свержения действующего президента вооруженным путем в 2016 году предшествовала менее кровавая, но первая репетиция, которая состоялась в ходе массовых протестов 2013 года. Какую же позицию занимал Александр Дугин тогда? Такую же, как и подавляющее большинство российских, включая правительственные, СМИ, сочувственно освещавших эту попытку переворота как «протесты против исламизации», проводимой правящей партией.

Но Дугин не был всего лишь одним из многочисленных антиэрдогановских комментаторов в России — он активно поддерживал эти выступления как в медийном пространстве, так и непосредственно взаимодействуя с их организаторами и участниками. Не будем голословными и дадим слово ему самому.

«В Турции началась антиамериканская антиглобалистская и антилиберальная революция. Интернет блокирован. Надо помочь нашим евразийским турецким братьям прорвать информационную блокаду», — пишет Дугин 1 июня 2013 года во время беспорядков на площаде Таксим в Стамбуле.

А 10 июля 2013 года он организовывает в МГУ специальный круглый стол под названием «Уроки турецкой революции. Таксим». В ходе своего выступления на нем он характеризует эти события следующим образом:

«Турецкая Рабочая Партия находится в центре этого движения. Догу Перинчек, лидер этой партии, который находится в данный момент в тюрьме, это не мешает ему руководить и партией, и заниматься самым главным — объединением правых и левых турецких политиков, стоящих на антиамериканской, анти…(неразборчиво) основе. Это оппозиция, которая сейчас по всей стране ширится — прошли тысячи демонстраций огромных, многие из них были многомиллионными — по всей Турции, это и не собирается прекращаться, это движение только начинается, только разрастается, конечно, история с парком Таксим была предлогом — речь идет о народном восстании. Народном восстании, которое категорически, в подавляющем большинстве отвергает вмешательство в дела Сирии, это очень важно. Народное восстание, которое ориентировано антамерикански и в нынешнем руководстве Турции видит просто проводников разрушения турецкой государственности. Особенно народным и массовым, которое вовлекло в себя миллионы турок, оно стало после того, когда кемализм был выведен за скобки не только правительственного аппарата, что людей не затрагивало, но когда кемализм стал исчезать из жизни простых людей…»

Активная поддержка Дугиным попытки антиправительственного мятежа 2013 года, которую он называл «народным восстанием», была абсолютно логичным проявлением его отношения к политике нынешнего президента и тогдашнего премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Вот как он характеризовал ее тогда: «Неоосманская политика Турции, на сегодняшний момент она реализуется, выражается в сближении с проамериканскими арабскими режимами, такими как Саудовская Аравия и Катар, в позиции Турции, жестко направленной против Асада, и охлаждении отношений с Ираном и Россией.

Турецкое руководство находится в тупике. Турция встала не на правильный путь. Она следует сейчас в том направлении, которое ослабит турецкое государство и принесет туркам невзгоды. Фактически будет ликвидировано кемалистское наследие. Оно-то ликвидировано будет, а никакого реального, особенно радикального исламского общества в этом привыкшем к светским нормам турецком государстве создать не удастся. Соответственно, распад, развал, конфликт, кровь, беспорядок и хаос — вот что грозит Турции, если она не откажется от своего неоосманского, фиктивного, обманчивого, тупикового пути».

Итак, как мы видим, один из главных идеологов внешней политики Кремля угрожает турецкому руководству во главе с Эрдоганом за осуществляемую тем внешнюю политику распадом Турции и гражданской войной. И это происходит задолго до того, как между Турцией и Россией случился официальный конфликт из-за сбитого самолета.

И вот, через три года Дугин предстает перед турецким обществом, не знающим этой его истории, в новом амплуа — горячего защитника той самой власти, которую он призывал свергать в 2013 году.

С какой же целью он это делает? Дугин как профессиональный манипулятор и пропагандист начинает преподносить турецкому обществу свою версию причин и движущих сил июньского путча 2016 года. Согласно его мифу, военный переворот, оказывается, был направлен не против президента Эрдогана и проводимой им внутренней и внешней политики, а против… кемалистов, на которых он решил опереться и которые его спасли.

Теперь, что называется, следите за руками. Если перечитать цитаты Дугина от 2013 года, то обнаружится, что в них Дугин обвиняет Эрдогана в борьбе с кемализмом и преследовании кемалистов. Но уже в 2016 году, после того как президент Эрдоган отразил очередную попытку его свержения и получил возможность для нейтрализации своих врагов, Дугин заявляет, что свергнуть Эрдогана хотели враги кемалистов, а они его от них защитили. 

Как мы уже говорили, все это имеет прямое отношение к событиям наших дней. Ведь официальная позиция турецкого руководства в отношении идущей сейчас операции «Оливковая ветвь» в Африне заключается в том, что она ведется совместно турецкой армией и ее союзниками из Сирийской Свободной Армии. Одновременно с этим Реджеп Тайип Эрдоган в последнее время неоднократно повторял свои заявления предшествующих лет о преступной природе режима Башара Асада, непризнании его Турцией и необходимости его отстранения от власти для завершения в Сирии гражданской войны.

И, опять же, любой, кто перечитает цитаты Дугина от 2013 года, увидит, что именно эта позиция Реджепа Тайипа Эрдогана в отношении режима Башара Асада, поддерживаемого Россией, была одной из главных причин призывов к его свержению со стороны Дугина. 

Что же происходит сейчас? Несмотря на то, что позиция президента Эрдогана по этому вопросу остается неизменной и что турецкие военные воюют и жертвуют своими жизнями бок о бок с союзниками из Сирийской Свободной Армии, сторонники Дугина в Турции, формально поддерживая операцию «Оливковая ветвь», фактически выступают против проводимой руководством страны политики.

Так, выступая в связи с этими событиями, тот самый Догу Перинчек, которого в 2013 году Дугин рекламировал как одного из лидеров антиэрдогановского «народного восстания», уже в амплуа лидера партии «Родина» (Ватан), в которую переименовывается Турецкая Рабочая Партия, в частности, заявляет следующее:

«…Сотрудничество с Сирией является наиболее эффективной политикой для того, чтобы в операции в Африне нести как можно меньше потерь, и достигнуть как можно больших успехов в ее выполнении.

Уже созданы основания для совместной зачистки Сирии от терроризма. Объявление Башаром Асадом PYD изменником Родины является благоприятным случаем. На этих территориях нет силы, способной противостоять сотрудничеству Турции и Сирии.
Координация действий с Сирией является решающим действием, способным сдержать США. Тогда США придется взять под контроль свой гнев. Если не воспользоваться этим, то для США откроются новые возможности для применения силы. Когда Турция не протягивает Сирии руку дружбы, этому больше всего радуются PKK/PYD».

Теперь вспомним, что в 2013 году, рекламируя «народное восстание» Догу Перинчека, Дугин говорил, что оно выступает против политики турецких властей в отношении Башара Асада и это «очень важно». Как видно, спустя все эти годы Перинчек не изменил своих позиций и призывает сотрудничать с Асадом, несмотря на то, что Эрдоган все так же призывает к его смещению и рассматривает в качестве союзников Турции в Сирии Сирийскую Свободную Армию.

Напомним в этой связи, что с куда более откровенными по форме, но аналогичными по сути заявлениями в те дни выступила открытая антиэрдогановская оппозиция в лице Народно-Республиканской Партии (CHP) и «Хорошей партии» (IYI Party), то есть, те самые идейные кемалисты, которых Дугин пытался выставить «спасителями Эрдогана» в 2016 году.

То есть, люди Дугина в Турции (а Перинчек и его партия — это открытые союзники и представители дугинских идей в этой стране), как были в оппозиции к проводимой Эрдоганом в отношении Башара Асада политике в 2013 году, так и выступают на ее стороне по этому вопросу сейчас. Таким образом, суть их политики не изменилась, а изменились только методы, что выразилось в отказе от безуспешных попыток свержения власти Эрдогана извне и попытках изменения его политики изнутри, представляя себя его друзьями. 

Что же касается заявлений противников Эрдогана о том, что сотрудничество с режимом Башара Асада больше соответствует турецким национальным интересам, чем союзничество с сирийской оппозицией, то за наглядной иллюстрацией этого тезиса в эти дни не надо далеко ходить. Так, совсем недавно этот «союзник» привез на Конференцию национального примирения в Сочи, организованную совместно Россией, Ираном и Турцией в рамках попыток их взаимодействия, не кого-нибудь, а одного из самых разыскиваемых Анкарой террористов - Михраджа Урала, что вызвало большой дипломатический скандал. Вскоре после этого Урал в своем твиттере пообещал жестокий разгром турецкой армии в Африне, а в недавнем интервью назвал операцию «Оливковая ветвь», которую сторонники Дугина в Турции призвали использовать для восстановления отношений с режимом Асада, «неоосманским тираническим угнетением», которому будут сопротивляться «все части сирийского народа Африна».

Но куда более интересен сам взгляд на Турцию, озвученный в этом интервью данным матерым кадром асадитского режима и его военным преступником, который тот демонстративно привез в Сочи:

«Я хочу, чтобы читатель этого интервью знал, что проблема Ближнего Востока на протяжении 1000 лет — это проблема народов региона со своенравными, бродячими, варварскими турецкими захватчиками. Как сказал один из социологов — знаменитый турок Таха Акйол, — «Цивилизации не создаются обществами бродяг». Это видно по их народу, когда они вступили в Анатолию в 1071 году н.э. после битвы при Манцикерте, и они уничтожили все цивилизации разных народов, которые были расположены на земле Анатолии. Они не могли создать новую цивилизацию или благородную жизнь из-за своего бремени и убожества на земле, но прибегли к притеснениям, репрессиям, краже и грабежам. И их положение дел всегда было таким, как они его называют, — «Великий ужас» — потому что они силой захватывали контроль над владельцами земель и богатств в этом регионе и не предлагали им ничего из цивилизации. 

…Поэтому, так же, как они распространялись вчера с помощью своих янычарских армий, так и сегодня в нео-османскую эру, они пытаются вернуть свой заявленный султанат, который является выражением варварства, и сегодня является выражением угнетающего фашизма против своего народа и жителей региона».

Итак, как мы видим, в то время как турецкие последователи Дугина призывают к сотрудничеству с режимом Асада, прикрываясь турецкими национальными интересами, выдающиеся представители последнего объявляют сам турецкий народ «бродячими, варварскими захватчиками», нахождение которых на землях не то, что Сирии, но и самой Турции следует рассматривать как историческое недоразумение.

Причем, эти «угнетения», «репрессии», «притеснения» и т.д. неизменно обозначаются тем термином, который Александр Дугин еще в 2013 году выбрал как мишень для своих атак на политику Эрдогана — «неоосманские».

Можно ли считать это совпадением? Кремль, чью политику на Ближнем Востоке разрабатывает и обслуживает Дугин, поддерживает Асада, Асад в качестве своего не только головореза, но и трибуна использует Михраджа Урала, который в свою очередь обещает Турции разгром в Африне и само существование турок в Анатолии представляет как недоразумение. А турецкие сторонники Дугина тем временем призывают президента Турции отказаться от «неоосманской политики» в Сирии, свернуть которую разными способами они пытаются с 2013 года, и начать сотрудничать вместо сирийской оппозиции с режимом Асада.

Так в чьих же интересах действуют сторонники Дугина и его идей в Турции?