Эксклюзивное интервью с немецким мусульманином Артуром Вагнером

 
Просмотрено: 47 раз(а).
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Оценок пока нет)
Loading ... Loading ...

Принятие Ислама Артуром Вагнером, политиком из немецкой ультраправой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), о котором писал «Голос Ислама», стало сенсацией мирового масштаба, которую осветили сотни СМИ, включая крупнейшие глобальные.

Мы решили познакомиться с Артуром Вагнером и распросить его о его пути и планах на будущее, чтобы ознакомить с ними русскоязычных читателей.

 

Ас-саламу алейкум, дорогой Артур-Ахмад! Прежде всего, позвольте поздравить Вас с самым важным событием в Вашей жизни — принятием истинной религии Господа миров! Пусть Аллах укрепит Вас на Прямом пути и сделает Ваш удел благим в обоих мирах.

Расскажите, пожалуйста, о себе. Когда Вы переехали в Германию и что побудило Вас к этому шагу? Какой Вы нашли родину предков по прибытию на нее? Чем занимались? Есть ли у Вас семья, дети?

 

Уа алейкуму ас-салям, спасибо! Мы с супругой Эльзой приземлились в аэропорту Шёнефельда 22 июня 1993 года и самостоятельно на поезде уехали во Фридланд как поздние переселенцы. Через 10 дней, пройдя и второй лагерь, прибыли в город Дрезден. Дрезден был первым городом Германии с которым я познакомился в 1989 году и где я принял христианскую веру в лютеранской церкви в августе 1989.

Я сразу ушёл на стройку чернорабочим и без проблем вписался в чисто немецкий коллектив. Но в 1995 мы переехали в Ганновер, где родились дочка и сын. В Ганновере закончил институт как экономист, получил диплом и во время учёбы был куплен концерном «Континенталь», где и отработал 8 лет, находясь в основном в командировках по странам СНГ.

Потом построили дом вместе с родителями под Берлином. Я работал на небольшом предприятии под Хайлброном. Была неудачная попытка создать свой бизнес. Кризис среднего возраста. Банкротство. Благодаря воле Всевышнего, жене и другу выжил.

С 2013 состоял в руководстве церкви в Виллкомен и в детского дома. Эти три организации не дали умереть душе. С 2014 началась новая жизнь, которая плавно перетекла в день сегодняшний.

В СССР родился в Ижевске, вырос в Свердловске. Учился на матмехе УрГу, но до диплома не дошёл из-за живости характера и происходящих вокруг событий. Женат с декабря 1990 года. В 1992 уехали родители и брат. Потом Борис Ельцин сказал, что Волжская Республика будет на атомном полигоне, потом началась гангстерская война на Урале. И я подумал, что супруга не виновата и родители скучают. Собрался и через месяц уехал.

Ну а Родина предков… Я 20 лет болел ностальгией и реально приземлился домой, став местным в августе 2014, встретив АдГ.

 

Почему Вы решили заняться политикой в Германии и как это происходило? Что Вас побудило вступить именно в АдГ? Какие сильные стороны этой Вы видите у этой партии, которых нет у других немецких партий?

К 2013 году я поставил крест на будущем Германии как национального государства и на немцах, как нации. 25 августа 2014 в я поговорил в Фалькензее с доктором Александром Гауландом (лидер АдГ — примечание ГИ) 5 минут и для меня начался новый отчёт времени. Оказывается, в Германии живут немцы у которых есть мужество думать о своей Родине. Сильная сторона у партии…вы не поверите – демократия и широкий спектр профессионалов из жизни, не из политики. Это очень конкретные и смелые люди.

 

Каким были Ваши религиозные мировоззрение и путь до принятия Ислама? Были ли Вы практикующим христианином и какой именно церкви? Как бы Вы охарактеризовали нынешнее положение христианства и церкви в Германии?

 

В детстве и отрочестве – атеист, борец с христианством. К 14 годам, благодаря Достоевскому и Дойче Велле, начал задавать вопросы себе. В 20 лет стал лютеранином и полгода учился в Риге на теологическом заочном. Участвовал в синоде Лютеранской Церкви СССР в Целинограде летом 1990 года.

В 1992 — 93 году участвовал в создании общин ново-апостольской церкви на Урале. Был организатором пребывания Первоапостола в Екатеринбурге в ноябре 1992 года

В 1997 году крестился в православной церкви.

С 2005 активный член евангелической общины в Фалькензее. Вышел в феврале 2018. Описать помощь этой общины для нашей семьи сложно. Она была очень большой.

Я слежу за развитием христианства в Германии лет двадцать. Идёт постоянное сокращение как членов церкви, так и верующих. Для организации «Евангелическая Церковь» в долгосрочной перспективе я будущего не вижу.

 

Почему Вы приняли именно Ислам? Находились ли Вы в поиске других религий и рассматривали ли иные альтернативы? Что убедило Вас в истинности именно Ислама и по каким источникам Вы черпали информацию о нем?

Я вырос на Урале. Я никогда не слышал плохого о Исламе и мусульманах. У меня с детства положительное отношение к музыке и восточной романтике, татарскому языку. Летом 2003 очень серьёзный человек сказал, что в тяжёлые для Германии годы я приму Ислам. Тогда я рассмеялся. На меня произвела неизгладимое впечатление поездка в Ташкент, Ашхабад и Баку в 2003 году. Потом было много спиритуального опыта. Я научился молиться, слышать. А в 2013 я первый раз у алтаря попросил Всевышнего отпустить меня из церкви. Потом просил часто.

В ноябре 2015 произошло что-то… Я вылетел в Уфу, пришёл в мечеть. Купил книги. Два года читал и искал знания. С 2015 я веду трезвый образ жизни. Летом 2017 пропала тяга к сигаретам после сорока лет, потом свинина ушла из рациона… Я понял — Аллах зовёт и вылетел в Уфу. В мечеть. Где 29 октября 2017 года произнес шахаду перед Хасаном-хазратом.

 

Как немецкого патриота или националиста не останавливало ли Вас то, что Ислам рассматривается и во многом представлен в Германии как религия иностранцев? Учитывая то, что АдГ, в которой Вы состояли, это главное антииммигрантское движение, как Вы решили для себя этот конфликт между тягой к Исламу и желанием защищать Германию от иммигрантов?

Германию не надо защищать от иммигрантов. Германии нужно защищать немецкость. Ислам никогда не был врагом старой Германии времён Кайзера. Ислам это прекрасное творение Всевышнего, где одной небольшой частью является религия и мысль о том, что Ислам это религия для иностранцев мне никогда в голову не приходила. То что немцы, которые ещё не забыли, что они немцы, ищут ответ на русский вопрос: «Кто виноват и Что Делать», это вполне естественно. Когда патриоты рассматривают Ислам в качестве врагаm это смешно и очень грусно. Будем объяснять. Для этого и нужна проектная группа «аналитический Центр Идель» (новый проект Артура Вагнера, — примечание «ГИ»).

 

Обсуждали ли Вы свои религиозные поиски и мысли с однопартийцами из АдГ? Как они реагировали на Ваш интерес к Исламу? После принятия Вами Ислама, кто был инициатором Вашего выхода из партии — Вы сами или руководство партии? Как Вы расстались, враждебно или нейтрально?

 

Конечно, я часто говорил о религиозных темах, так как отвечал за них на уровне земли Бранденбург. Партию я не покидал, а вот из правления вышел, так как полностью концентрируюсь на Исламе. Враждебности от руководства не видел ни разу, а то, что ряд рядовых членов партии фурчит на меня, так я сейчас тоже рядовой. Пусть фурчат.

 

Что на Ваш взгляд лежит в основе исламофобии АдГ? Какой процент в ней составляет неприятие Ислама как ультраконсервативной религии, противоречащей либеральным установкам феминизма, толерантности к геям и т. п., а какой процент это просто защитная реакция здоровых немцев на экспансию культурно и этнически чуждых иностранцев? Есть ли возможность отделить одно от другого и вести призыв к Исламу второй категории, если это будут делать сами немецкие мусульмане, не вызывающие культурного и этнического отторжения?

 

Немецкое общество подверглось американизации, индивидуализации и атеизации в последнии 40 лет. Этот процесс остановлен. Но все, кто недоволен пришли к нам в АдГ. Это много разочаровавшихся христиан, веру забывших, атеистов и тех христиан, что утверждают, что у мусульман другой Бог. Людей Ислама в АдГ могут услышать и услышат люди думающие, консервативные, состоявшиеся как личности. Они есть. Но говорить должен немец. Осознанно ринявший Ислам. А мысли и программу надо готовить.

На Ваш взгляд, насколько важно и возможно, чтобы Ислам в Германии ассоциировался бы не столько с мигрантскими землячествами, а с семьями и общинами немцев, принимающих Ислам? Входит ли в Ваши планы содействовать этому?

 

А вот это интересный вопорос. Целью «Аналитического Центра Идель» является разработка методик по нормализации взаимотношений между людьми Ислама в Европе и государственными структурами. Порядок должен быть в стране. Я уверен, что при Бисмарке всей этой дискуссии не было бы. Идя по Уфе, где 50 % мусульман, ни один немец не почуствует себя дисконфортно.

 

Вы уже установили контакты с немецкими мусульманами? Каковы ваши ближайшие планы как мусульманина?

 

Учиться. Много учиться. Намаз и чтение Корана. Без молитвы никуда. Мечеть я нашёл в Берлине. Там очень хорошо. Спокойно.

 

Беседовал Харун Сидоров