Мосгорсуд не увидел в осужденных за мошенничество жертв провокации ГУЭБ

 
Просмотрено: 406 раз(а).
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Оценок пока нет)
Loading ... Loading ...

Мосгорсуде отклонил апелляционную жалобу на приговор бывшему чиновнику Минсельхоза и главе совета директоров подведомственного ОАО, осужденных за то, что якобы обещали директору-вредителю сохранить его пост за 45 млн руб. Их поймали сотрудники МВД, которых теперь судят за провокации взяток, но довод осужденного, что и он – жертва этой группы, не сработал.

Дело Сергея Бондаренко, бывшего руководителя департамента земельной политики Минсельхоза, Джамида Абдулгалимова, который возглавлял совет директорок ОАО «Краснодарсортсемовощ» (100% акций принадлежит государству), Мещанский райсуд начал рассматривать в сентябре прошлого года, а в апреле этого года признал их виновными по ст.30 (покушение) и ч.4 ст.159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере – до 10 лет лишения свободы).

Как утверждало обвинение, в июле 2012 года Бондаренко и Абдулгалимов узнали, что директор «Краснодарсортсемовощ» (КССО) Николай Бухтин вскоре должен лишиться своего поста – срок действия его контракта истекал в августе того же года, у предприятия были долги и оно приближалось к банкротству (в том же году была введена процедура наблюдения, а в июле 2014 года началось конкурсное производство, несмотря на возражения налоговиков). Бухтин впоследствии стал обвиняемым по ст.196 УК (преднамеренное банкротство, до шести лет лишения свободы), о ходе дела на данный момент не известно. А в летом 2012 года он все еще хотел сохранить должность, и Абдулгалимов убеждал его, что его знакомый Бондаренко готов помочь ему заключить новый контракт за вознаграждение в 45 млн руб.

Бухтин «согласился», сообщил о предложении в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД, положил деньги в банковские ячейки и встретился с Абдулгалимовым, чтобы передать ему ключи от них, в этот момент полицейские и задержали председателя совета директоров КССО. В ячейках оказалось 5 млн настоящих рублей и «кукла» на 40 млн руб. Бондаренко задержали прямо на рабочем месте вскоре после того, как, по сведениям »Коммерсанта», Абдулгалимов пошел на сделку со следствием и под контролем сыщиков передал деньги Бондаренко.

Дело было возбуждено по статье «мошенничество, а не «взятка», потому что в действительности Бондаренко не имел полномочий сохранить директору КССО должность. Был, по версии следствия, третий участник – предприниматель Глеб Дробиленко, который вместе с Абдулгалимовым вел разговоры о новом контракте с Бухтиным, он, узнав о неприятностях товарища, остался в Испании, но недавно, как утверждает адвокат Абдулгалимова Сергей Витебский, был задержан там и сейчас готовится его экстрадиция.

На суде бывший чиновник Бондаренко свою вину отрицал и утверждал, что стал жертвой провокации со стороны сотрудников ГУЭБиПК. Абдулгалимов же отказался от своих признательных показаний, уверяя, что их из него выбили полицейские (вместе с согласием «довести» дело до чиновника). Деньги с Бухтина он требовал, признался Абдулгалимов, но речь шла не о взятке, а о средствах, которые директор якобы похитил у предприятия. По версии следствия, в афере

В итоге Бондаренко получил два года колонии общего режима (его срок истекает в сентябре, в заседании в Мосгорсуде 30 июля он не участвовал), а Абдулгалимов – четыре года, и он оспаривал приговор по видеконференцосвязи.

Апелляцию рассматривала коллегия судей, состоявшая из Натальи Коноваловой, Марии Довженко и председательствующей Юлии Комлевой. Коновалова зачитала текст жалобы, из которой следовало, что вынесенный приговор является необоснованным и незаконным, а многие из доказательств в ходе разбирательства были представлены с нарушением норм УПК. Адвокат Витебский добавил, что, помимо этого, ему не хватило времени ознакомиться со всеми материалами дела перед прениями, однако Мещанский суд это не интересовало. «С таким отношением – когда мне даже не предоставляют возможность ознакомиться с материалами – я сталкиваюсь впервые», – подчеркнул адвокат. Он вошел в дело уже ближе к завершению процесса, его предшественницей была Наталья Репина.

Сам Абдулгалимов сообщил суду, что считает необходимым вернуть дело прокурору, поскольку и возбуждение дела, и составление обвинительного заключения были проведены с многочисленными нарушениями норм УПК. Также подсудимый упомянул о давлении, которому подвергались он и его родственники, и подчеркнул, что не довел преступление до конца, а потому не подлежит уголовной ответственности (хотя ст.30 УК, по которой он осужден, касается именно не доведенных дро конца преступлений – «Право.Ru»).

Кроме того, Абдулгалимов рассказал, что неоднократно терпел унижение чести и достоинства в зале Мещанского суда, что дважды во время заседаний у него были серьезные проблемы с сердцем и давлением, однако на рекомендации врачей «скорой» о госпитализации суд не реагировал. «Конвоир отказал, потому что у него людей для этого не было», – уточнил один из эпизодов Абдулгалимов.

Защиты обратила внимание суда, что предприниматель был задержан 5 сентября 2012 года, а обвинения же ему были предъявлены 7 сентября. Эти двое суток Абдулгалимов провел без адвоката в здании управления по борьбе с экономическими преступлениями. «Заявление свидетелей о том, что он по собственной инициативе двое суток там провел – ну что это такое? Какой человек по собственной воле будет жить в кабинете у полицейского?» – недоумевал адвокат Витебский.

– У них [Абдулгалимова и Бухтина] был конфликт интересов. У Бухтина была задача обанкротить предприятие, чтобы продать его кредиторам. Абдулгалимов пытался не допустить этого, и Бухтин решил его устранить, – резюмировал адвокат. – Я настаиваю, что он инициировал все это, чтобы устранить моего подзащитного, который ему мешал.

Адвокат Бондаренко Владимир Лытус поддержал жалобу Абдулгалимова и его защитника, внеся лишь одно уточнение: нужно не возвращать дело в прокуратуру для исправления нарушений, а вынести оправдательный приговор.

Прокурор возражал.

Адвокат Витебский заявил ходатайство о повторном исследовании материалов дела. В частности, он предложил перечитать письмо, отправленное Бухтину с адреса «путин0000″, в котором, согласно материалам дела, Абдулгалимов требует передать 45 млн руб., и аудиозапись разговора его подзащитного с потерпевшим Бухтиным, в котором Абдулгалимов отказывается от получения денег со словами: «Я не возьму у тебя деньги». Кроме того, необходимо повторно допросить самого Бухтина, говорил адвокат Витебский, также нескольких сотрудников ГУЭБиПК, которые выступали в процессе свидетелями. «На момент слушаний в суде они еще не находились под стражей», – отметил Витебский.

Речь идет как минимум о свидетелях – Евгении Шерманове, Иване Косоурове и Андрее Назарове. Все трое весной этого года были арестованы по подозрению в превышении полномочий и провокации взятки (ст.33, ст.304 – до пяти лет лишения свободы, и ч.3 ст.286 – до 10 лет лишения свободы). В качестве потерпевшего по делу проходит высокопоставленный сотрудник управления собственной безопасности ФСБ Игорь Демин. К моменту ареста Шерманов и Косоуров занимали в ГУЭБиПК МВД посты заместителей начальников элитного управления «Б», которое занимается оперативными мероприятиями по делам крупных чиновников. Позже к делу было добавлено еще одно обвинение – в организации преступного сообщества, ч.1 ст. 210 УК (до 20 лет лишения свободы). По этому же делу были арестованы замглавы управления генерал Борис Колесников, покончивший с собой 16 июня 2014 года во время допроса в Следственном комитете, и сам глава ГУЭБиПК генерал Денис Сугробов.

– Они [сотрудники ГУЭБиПК] совершили преступление по отношению ко мне, – сказал Абдулгалимов.

– Я возражаю. Это моя позиция, – вставил прокурор.

Недавно другой осужденный пытался убедить Мосгорсуд, что арест сотрудников ГУЭБиПК подтверждает факт провокации. Бывший транспортный прокурор Борис Евдокимов, приговоренный к восьми годам лишения свободы и 350 млн руб. штрафа за взятку, в своей апелляции подчеркивал, что один из арестованных – Андрей Назаров – принимал участие в задержании его сообщника.

Судья Комлева тщательно записывала, переспрашивая имена и данные всех свидетелей, которых Абдулгалимов и его адвокат считали нужным повторно допросить, но в итоге объявила: «Не приведены убедительные мотивы», – и отказал в ходатайстве. Не удовлетворил суд и апелляционную жалобу, постановив оставить приговор Мещанского суда без изменений.