«Я уже слышу, тут адвокаты зашуршали, захрюкали»

 
Просмотрено: 284 раз(а).
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (Оценок пока нет)
Loading ... Loading ...

Сегодня в Пресненском райсуде Москвы на процессе по «делу «Оборонсервиса» началось предоставление доказательств – судья зачитывает названия документов. Но даже этот рутинный этап слушаний защита использовала для того, чтобы доказывать, что главная фигурантка этого дела Евгения Васильева действовала строго в рамках установок, которые давал ее шеф Анатолий Сердюков, тогда еще министр обороны. Прокуроры возражали против подобных реплик, но судья одергивать адвокатов не стала. А вот чуть было не возникшую перепалку по поводу того, должны ли представители потерпевших постоянно ходить в процесс, предупредила четко.

– Как вы отдохнули? Ничего страшного, что мы тут вас подождали? – иронично приветствовала сегодня, 25 июля, судья Татьяна Васюченко Юрия Гервиса, защитника Ирины Егоровой, которой в рамках «дела «Оборонсервиса» вменяется в вину отмывание похищенных денег (п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, до пяти лет лишения свободы). «Люди из другого города приезжали. Главное, что вы хорошо отдохнули», – говорила она. Именно из-за отпуска Гервиса были сорваны прошлое и позапрошлое заседание, а приехавшие из Санкт-Петербурга свидетели уехали несолоно хлебавши. Гервис сначала, по-видимому, не понял сарказма, а потом помрачнел.

Впрочем, гособвинители также получили свою порцию замечаний от Васюченко. Согласно плану, озвученному еще на первом заседании представителем Генпрокуратуры Виктором Антиповым, доказательства обвинение собиралось представлять по отдельным эпизодам. В деле их 13, причем 12 из них касаются основной фигурантки дела, соратницы экс-министра обороны Евгении Васильевой. Она, по версии следствия, используя свое служебное положение, выбирала наиболее ликвидные объекты недвижимости, пакеты акций и другое имущество, принадлежащие ОАО «Оборонсервис», и организовывала их продажу по заведомо заниженной цене, становясь к тому же выгодоприобретателем. В результате, как считают следователи, Васильева с подельниками в период с февраля 2010-го по январь 2012 года нанесла Минобороны ущерб на 3 млрд руб. Васильевой инкриминируются ч. 4 ст. 159 (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, до 10 лет лишения свободы) и один эпизод покушения на мошенничество, ч. 1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями, до четырех лет лишения свободы), п. «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий, до 10 лет лишения свободы) и отмывание.

Сегодня на заседании должен был рассматриваться первый эпизод – присвоение, по версии следствия, Васильевой земельного участка площадью 3,12 га в местечке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края (в прессе его называли дачей министра обороны Анатолия Сердюкова, обвинявшегося по статье УК «Халатность» и уже амнистированного). Соответственно, в списке, который прокурорам надо готовить к каждому заседанию, должны были быть только документы, относящиеся к этому эпизоду, но это было не так. Судья сердилась.

– Я пошла навстречу Генпрокуратуре, уважаемый прокурор Антипов! Военная прокуратура (ее представители также участвуют в деле) ходатайствовала об ином порядке представления доказательств (по мере прибытия свидетелей). Честно скажу, в моей практике это было в первый раз, что у прокуроров разное мнение. Почему вы меняете порядок? В списке нет документов по первому эпизоду, – сурово говорила Васюченко.

– По документам все проходит довольно быстро. Сегодня мы будем исследовать столько, сколько получится, по первому и второму эпизоду, а со свидетелями пока не получается, – оправдывался Антипов. За него вступился коллега из военной прокуратуры Юрий Хализов. Он сказал, что листочек с указанием томов по первому эпизоду уже передавали, просто раньше. А Антипов добавил, что виной всему то, что заседания откладывались. И сразу же поинтересовался, где адвокат Егоровой Алексей Кузин, по ходатайству которого процесс не состоялся в прошлый раз, – защитник, заменявший отпускника Гервиса, хотел ознакомиться с документами. Как выяснилось, от его услуг подсудимая отказывается.

Проверив явку, судья заметила, что не все представители потерпевших (таковыми признаны «Оборонсервис» и его дочерние структуры, а также Минобороны) явились – не хватало, в частности, представителя военного ведомства. Адвокат Васильевой Дмитрий Харитонов сразу же заявил, что возражает начинать судебное разбирательство без всех потерпевших.

– При исследовании материалов дела у защиты будут возникать вопросы к потерпевшим, это логично. Было бы вообще логично начать процесс с допроса потерпевших. Например, непонятно, почему потерпевшее – Минобороны. Пусть придут и объяснят. Мы не считаем, что кому-то был причинен вред. Но все процессуально признанные потерпевшие должны присутствовать в зале суда, – сказал адвокат. Его поддержали и другие защитники (на скамье подсудимых, помимо Васильевой и Егоровой, еще три фигуранта: Максим Закутайло, который был гендиректором «Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны» (ГУП «ОМС»), Лариса Егорина, гендиректор «Оборонстроя», и Юрий Грехнев, бывший партнер Васильевой по бизнесу в Санкт-Петербурге, возглавлявший ОАО «31-й Государственный институт спецстроительства»)

Прокурор Антипов назвал это ходатайство «несколько сумбурным», а суть его, как он считает – отложить заседание. «На предыдущих заседаниях никто не возражал, что кого-то из них не хватало. Других поводов для отложения, сейчас, видимо, у защиты не было», – заявил он. По его мнению, представители могут являться, могут и не являться, а сейчас им точно быть необязательно. «О документах, которые имеются в материалах дела, потерпевшим известно больше, чем нам», – обосновал он свою мысль и резюмировал: – Нет оснований для отложения. Просим отказать». Хализов поддержал мнение коллеги.

Харитонов возражал, подчеркивая, что он просил признать явку потерпевших обязательной, а вовсе не хотел тормозить процесс. «Мы в процесс пришли вынужденно, потому что прокуратура направила дело в суд. Без потерпевших это дело будет профанацией. Кому мы будем задавать вопросы? Мы не согласны продолжать в таком составе», – говорил он.

Хализов из военной прокуратуры ответил, что УПК не предполагает обязательного присутствия потерпевших. Защитники переглянулась, начали перелистывать бумаги, но судья предупредила назревающую пикировку:

– Давайте вот не будем учить меня! Я уже слышу, тут адвокаты зашуршали, захрюкали, я прошу прощения, – прервала обвинителя судья. Адвокаты разулыбались, а Хализов коротко закончил: «В полном объеме отказать».

Васюченко ходатайство отклонила. Но пообещала принять меры, когда речь зайдет о допросе потерпевших.

Затем прокурор Антипов стал перечислять конкретные документы, об исследовании которых гособвинение ходатайствует на этом заседании. Оказалось, прокуроры все же планируют затронуть несколько эпизодов дела.

– Первый, второй эпизоды. А также нам кажется целесообразным и шестой сегодня изучить, – добавил Антипов. Речь идет о продаже якобы по заниженной цене комплекса зданий »31-го Государственного проектного института специального строительства» (второй эпизод) и попытке завладеть земельным участком, принадлежащим «Управлению торговли Московского военного округа», с административным зданием в центре Москвы, на Большой Серпуховской улице (третий).

Судья сначала категорически возражала против таких «прыжков» по делу, но потом смирилась. А Антипов начал называть документы: «Приказ о назначении Евгении Васильевой в Минобороны на должность советника министра обороны, а потом руководителя аппарата министра обороны… Директивы министра обороны и протоколы совета заседания директоров «Оборонсервиса»… Протоколы решения совета директоров «ОСМ»… Договоры аренды участка в Пересыпи, агентские ссуды, приказы министра, расторжения договора аренды участка, передаточный акт приватизированного имущества, утвержденный Васильевой, почерковедческие экспертизы…» Документов в прокурорском списке было много.

– Мы не возражаем, – отреагировал адвокат Харитонов. – Пускай они расскажут, что там такого. Главное, чтобы [документы] только названия не исследовались.

Судья предложила сторонам самим просить ее зачитать, что конкретно интересует, приступила к оглашению списка. Какие-то документы были подписаны Сердюковым, какие-то утверждены советом директоров «Оборонсервиса». Адвокат Харитонов счел нужным это прокомментировать:

– Департамент [имущественных отношений Министерства обороны, который Васильева возглавляла с мая 2010 года] готовил проекты директив и после того, как министр их утверждал, они начинали действовать. Васильева действовала в рамках своих полномочий. Гособвинение утверждает, что Васильева расставила своих людей и принимала решение. Но это профанация, неправда!

– Это исследование документов, а не прения. Попрошу держаться в рамках, – стал возражать Антипов. Но Васюченко была не против реплик, и спор во время оглашения документов не прекращался. Защитники и подсудимые настаивали, что все было под контролем у Сердюкова. Кроме того, никакого ущерба никому не причинено. «Никто не мог проголосовать вопреки решению министра обороны! Такое ощущение, что государственное обвинение просто не понимает о чем идет речь», – говорил Харитонов.

– Ваши инсинуации звучат настолько нелепо! Здесь документы, а вы без фактов! – горячился Антипов.

Около 16 часов судья сказала, что нужно объявить перерыв. В понедельник оглашение документов продолжится. За пределами здания суда Васильева говорила прессе, что Сердюков ни на кого показания не давал.